Предыстория: среди болотного уюта

naemnaya-rabota

К весне 2005 года я работал на первой моей работе — зато уже восьмой год.

Эта небольшая (55-60 сотрудников на пике развития), спокойная и благолепная контора занималась техобслуживанием грузовиков Мерседес, и в тех редчайших случаях, когда кто-то из нее увольнялся, — гремел гром, тряслась земля, и по всей Балашихе шел дождь из лягушек.

 

Почти шесть лет из почти восьми — я начальствовал над отделом запчастей, и дела шли как нельзя лучше: их почти не было. Денег было достаточно, доезжал я до Балашихи (5 км от Москвы, и утром, и вечером — против основного движения) со своей окраины за двадцать минут, — а работы брал на себя столько, чтобы справляться с нею часа за полтора в день.

Остаток времени тратился на духовный рост: литературные форумы, онлайн-игры и тому подобное. Уже год у меня был ЖЖ — и рабочего времени начинало не хватать.

Как уже было сказано, в этой симпатичной лужице кадры почти не текли. Не меньше половины коллектива проработали с самого начала — в 1995 году — и до закрытия станции в январе нынешнего года. Потому что там было — спокойно.

Омрачало сказочную жизнь одно: я четко понимал, что практически ни черта не умею делать. То есть я умел составлять склад запчастей для грузовых Мерседесов: знал, что продается, а что нет, писал в Access’е обработки для анализа продаж; мог как-то управлять существующим (не мною собранным) коллективом. Но, в общем-то, и за четыре года до того у меня были ровно те же умения, и, уйди я тогда — я бы совершенно ничего не потерял.

Думаю, что и многие другие сотрудники — по крайней мере те, что не работали руками (механики были вполне квалифицированные и реализованные), — чувствовали примерно то же. А чего хочет человек из тихой лужи, привычный к спокойной жизни и не особенно измученный начальством? Чаще всего он хочет, чтобы все было точно так же, но лучше: больше денег, еще меньше руководства, больше ощущения собственной значимости. Мы считали, что так будет, если открыть свое дело.

Итак, безделье и мечтательность — близкие подруги, и мы с Лучшими Силами Станции (зам. директора по сервису и главным инженером) частенько предавались рассуждениям о том, что вот пора бы уже Прекратить Работать На Дядю и сделать Что-Нибудь Свое.  О да, мы, все трое, были активные, энергичные ребята, и однажды даже договорились узнать, сколько будет стоить аренда в одной достраивавшейся на МКАДе халупе, подходившей под магазин запчастей.  Правда, не узнали: очевидно, были заняты.

Так все и катилось: сытно, тихо, в сторонних занятиях — и в мечтах о Том, Как Я Открою Свою Фирму И Тогда Уж Ого-Го.

Тем временем ощущение нереализованности нарастало; в 2004 пошли было слухи, что к нашей конторе приценивается представительство Мерседес — но к зиме стало ясно, что купят только головную фирму, АЗР Москва, она занималась легковыми Мерседесами — а наша АЗР Балашиха останется в первозданном состоянии, и ничего в ней значительно не изменится.

Зато менялось во мне — и весной 2005 я ушел от первой жены, переехал на съемную квартиру и принес, наконец,  директору заявление.

Уходил я, правда, ни в какое ни в собственное дело, а снова Под Дядю, на сей раз — большого. Что и не странно: переход с работы на работу — это гораздо меньшая перемена, чем уход на вольные хлеба (а больших перемен было достаточно и так). Чтобы рассматривать те же яйца под новым углом зрения — нужно гораздо меньше решительности, чем если взять на себя всю ответственность.

Короткую, дурацкую, но, по факту, плодотворную историю работы на Большого Дядю я расскажу в следующем посте.

· Комментарий: 1

1 Комментарий

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.