Как стать предпринимателем — и надо ли им становиться?

business1Начальство сидело в соседнем здании, и это во многом определило нашу судьбу.

Еще сильней ее определило то, что начальство было немецким.

Но, собственно, по порядку.

Это был дилерский техцентр по грузовикам Mercedes-Benz, тихий и благостный. Ремзона и администрация размещались в одном здании, мы, отдел запчастей — в другом, метрах в трехстах. Директор, немец (на самом деле, их сменилось три), заходил к нам… Ну, не слишком часто. Заходил, трогал руками какую-нибудь запчасть и шутил: «Почему нет работа?!»

Вообще, немцы — демократичная и ненапряжная нация. Во всяком случае, для всех нас было большим горем, когда в 2005 у последнего немца закончился контракт и пришел новый директор — русский, поднявшийся из низов.

Но речь не об этом.

То была моя первая работа.
И первая работа моего начальника, Павла. И первая работа более старших, за два года до меня пришедших менеджеров — Льва и Леши.

Павел, Лев и Леша ушли один за другим в 2001-2002 годах, и сейчас их фирма — один из лидеров нашего рынка: у нее тридцать с чем-то филиалов и большие перспективы.

Я ушел только в 2005м, и стал строить свой бизнес ближе к 2006му. Фирма моя — не лидер, но тоже работает вполне пристойно.

Особых вариантов у нас не было: жизнь в отдельном здании приучила к свободе. Да, свобода — это когда тебя никто не видит никто из начальства. Ну что делать, другой-то нет.

(Тут надо оговориться, что свобода — чревата застоем: когда с тебя не сильно требуют другие, нужны самостоятельные усилия, чтобы хоть как-то развиваться. Но и это пока оставим за скобками).

У каждого предпринимателя все равно есть начальник — государство. В условиях России и прилежащих стран — начальник этот строг, вздорен, подловат и малокомпетентен. Но большую часть времени находится за горизонтом.

Поэтому, главное, ради чего стоит идти в предпринимательство — это свобода.

Не деньги — организованный, системный и способный к развитию человек добьется, скорее всего, не меньших успехов в наемной работе. Но в условном Газпроме/Лукойле (давайте предположим, что Газпром с Лукойлом алчут нас так, что ворочаются по ночам) над ним всегда будут шестнадцать этажей начальства — как шестнадцать тысяч миллиметров ртутного столба, и методологию сгибания коленей при ходьбе там нужно будет согласовывать в четырех инстанциях.

Не ощущение власти — власть (хоть и хамского свойства) дает, например, хорошая ксива государственного служащего. Но, чтобы носить эту ксиву, нужно будет раза три в день получать физическое поощрение от непосредственного начальника, и раз в неделю — то же самое от руководителя более высокого ранга.

Собственно, если вы воспитаны свободой, — пусть даже такого свойства, как в начале рассказа, — другого благополучного выхода, кроме как стать предпринимателем, у вас и нет.

В любой не вами построенной иерархической структуре вы всегда будете чувствовать себя европейским путешественником, в кругу дружелюбных, но настойчивых аборигенов справляющим Праздник Поедания Свиной Кишки.

Поэтому очень редки случаи, когда люди после собственного бизнеса — возвращаются на наемную работу. И потому бывших предпринимателей неохотно на эту самую наемную работу берут.

Собственно, только это и стоит взвешивать, думая, стоит ли дальше, ах, «работать на дядю». Насколько ценна свобода (еще раз напомню: начальство есть, и мерзкое, — но за горизонтом)? Ценна? Надо идти.

Что же до так называемого предпринимательского характера, то эта штука, конечно, существует в природе, но можно обойтись и без нее.

Но об этом в следующий раз.

· комментария 3

Комментариев - 3

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.