Кадровая ошибка, или Алиментщик С.

alimentyОдин из лучших моих специалистов, работающий по сию пору, был взят мною у поставщика, — так Петр I забрал свою не менее первую Екатерину, только там был не поставщик, а драгун, воевавший в Лифляндии.

Специалисту было далеко ездить туда и близко — ко мне. Работа у меня была интересней, денег я давал не меньше. Все сладилось ко всеобщему удовольствию. И через несколько месяцев я решил повторить успех.

Раз этот поставщик — моя кузница кадров, решил я, закажу-ка в ней еще что-нибудь интересненькое. А поскольку я в этот миг как раз был у поставщика на каком-то обучении, то действовать стал безотлагательно.

С., присутствоваший на том же обучении, производил очень приятное впечатление. Неглупый, вдумчивый, внимательно слушающий. Представительный — а мне был нужен как раз активный продавец, причем такой, чтобы мог продавать не только по телефону, но и личным визитом. Хороший парень, решил я, берем.

Отозвав его в кулуарах в сторонку, я сказал: кстати, есть у нас одна проблема. На входящем потоке звонков работать умеем, а продавать активно — нет. Если бы нашелся человек, который смог бы для нас активно продавать, мы б ему ого-го, — добавил я и посмотрел на С. многозначительно.

— Это очень интересно, — ответил С. и пропал на три недели.
Потом вынырнул, сказал, что конечно пойдет ко мне — и снова исчез, еще на две.
Снова вынырнул, сказал, что болел, но вылечился, — и испарился еще на месяц.

Нельзя сказать, чтоб я не насторожился. Но опыт мой с наймом сотрудников был еще мал, а предыдущий кадр, взятый из того же места — очень хорош. Решил подождать.

С. появился месяца через три после первого разговора, зато сразу с трудовой книжкой.

— Меня бросила девушка, у меня депрессия была, — сказал С. и подробно описал схему лечения, вернувшую его в мир людей. — Зато я уже уволился и готов выходить на работу. Только слушай… мне нужно, чтоб зарплата была как можно меньше.

Именно в этот момент я совершил роковую ошибку. Сказал — ну, до процентов у тебя все равно оклад маленький, а там посмотрим. Возможно, дело было в том, что я уже прождал его три месяца — то, чего долго ждешь, кажется более ценным.

К двадцати восьми годам неаккуратный С. имел уже двух детей от двух разных женщин, ни с одной из которых не жил.

— Понимаешь, первый ребенок не мой, — объяснял он. — Я его на руки беру — и не чувствую ничего. Верный признак — не от меня ребенок.

Со вторым было как-то легче, хотя, кажется, С. не давал денег и на него; но первый, первый все осложнял.

Первый экс-тесть шел по жизни за С., как эскимосский охотник идет по следу песца. По малым признакам, надломленным веточкам и отметинам на свежем снегу (а еще по сайтам вконтате и одноклассники), первый экс-тесть отслеживал перипетии сложного жизненного пути С. — и раз за разом неумолимо догонял.

На новой работе, на новом месте жительства (сексуальный С. часто менял баб и, соответственно, квартиры), — всюду через месяц появлялся небольшого роста пожилой мужичок с исполнительным листом наперевес.

— Выучили его, за мой счет в институте учился, а теперь вот как, — грустно сказал мне экс-тесть, вручая исполнительный лист на 17,5% зарплаты.

За месяц, который прошел до его появления, выяснилось еще несколько пикантных подробностей.

Во-первых, у С. воняло из пасти. И запах был такой, что непонятно было, в какой позе зачинались дети.

Ребята отказывались учить его, потому что не могли сесть с ним за один стол. Все помнят, что я брал его на роль активного продавца? Аплодисменты мне.

Потом мы купили ему блок жвачки с двойной, нет, четверной свежестью, обязали жевать постоянно, и воевать стало легче.

Во-вторых, — это, как раз, об обучении, — к двадцати восьми годам С., как выяснилось, умудрился не научиться ни-че-му. Даже 1с бухгалтерия была для него новой, сложной программой. Проработав три года с запчастями, устройства автомобиля он не знал. Говорил по телефону, вроде бы, неплохо, куда-то ездил на переговоры, чтобы закрепить успех — но так и не привел ни единого клиента.

— Не захотели, — говорил С. — Цены.

Два с половиной месяца прополучав голый оклад, он пришел ко мне и сказал: слушай, тут вокруг трамвайных путей очень много, — и всю подвеску разбил, может, дашь что-нибудь на ремонт?

— То есть я тебя еще и ездить по путям заставляю? — уточнил я, и вскоре мы расстались.

Мораль сей басни очевидна, и добавить к ней можно разве что одно:
а вот не надо у партнеров сотрудников таскать.

· комментария 4

Комментариев - 4

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.